Находка в селе Кулаково

В декабре 1836 года в Кулаково родился предприниматель, меценат, просветитель и писатель Николай Чукмалдин.

В декабре 1836 года в Кулаково родился предприниматель, меценат, просветитель и писатель Николай Чукмалдин. И вот, спустя 187 лет, под полом храма Николая Чудотворца обнаружили склеп, где какое-то время лежало тело известного купца. Долгие годы никто точно не знал, где именно искать вход в усыпальницу.

Свято-Никольская церковь стала одной из последних, построенных в Тобольской губернии до революции. В годы советской власти пятиглавый храм из красного кирпича с шатровой колокольней был частично разрушен. Кресты и маковки сброшены на землю, а часовни сломаны. До 1998 года храм использовался как кузница, тракторный парк, склад для запчастей.

"Мы приехали в Кулаково в 1973 году. Храм был разграблен, находился в ужасном состоянии, на нем уже не было колоколов. Здесь стояли трактора, станки, была мастерская. Храм использовали как тракторный гараж. Когда его стали восстанавливать, было очень много людей, приезжали студенты, ребята из школы приходили помогали", – вспоминает прихожанка Нина Терехова.

22 ноября 1999 года приход был зарегистрирован в органах юстиции. Тогда же началось восстановление храма. С тех пор здание церкви вернули к первоначальному виду, внутри установили резной иконостас, покрасили стены. Территорию церкви благоустроили, сделали на ней детскую площадку для юных жителей села.

Дел в храме всегда хватает, поэтому до разрушающейся отмостки долго не доходили руки. Откладывали этот момент еще и потому, что вместе с ней пришлось бы искать и потерянный склеп, а это требовало дополнительных сил и времени. Но один человек пожертвовал деньги на ремонт, и с вопросом решили больше не тянуть.

"Прежде чем ломать отмостку и копать, нам нужны были какие-то более нарративные источники, чем истории старожилов, которые условно помнили, где находится склеп. По внешним признакам храма было видно, что вход в него скорее всего был с северной стороны. Также было видно, что у стены существовал какой-то пристрой. Там была штроба, видимо именно в этом месте раньше была часовня. Впоследствии, как мы убедились, она была разобрана на кирпичи, остался только фундамент в глубине. Но этого тоже было недостаточно, чтобы начать копать. Поэтому мы решили провести георадарные работы, нашли специалистов, которые исследовали пространство под полом и обнаружили прямоугольную область с нарушением целостности грунта, размерами два на три метра. Это стало подтверждением того, что снаружи в этом месте надо копать. Разобрав отмостку, мы выяснили, что за последние сто лет храм опустился в землю на целый метр. Раньше он был выше, стоял на базальтовой подставке, как на пьедестале. Эту подставку мы решили оставить. Базальт очень красивый, монументальный, он хорошо смотрится", – рассказывает настоятель прихода Свято-Никольского храма протоиерей Григорий Мансуров.

А ниже отмостки обнаружили и вход в склеп. Он был поврежден: кирпичи рассыпались, все дверное пространство было засыпано землей и различным мусором, оставшимся со времен машинно-тракторной станции: железом и старыми колесами.

"Границу, где раньше была земля, видно по красоте кладки. Раньше же строили как: копали рвы, в глубине выкладывали фундамент, он был неровный, неаккуратный, потому что его было не видно. А выше уже шел красивый кирпич, – объясняет отец Григорий, спускаясь к склепу. – Вход мы нашли сразу, он был глубоко, поэтому сделали приямок, облагородили, и сейчас склеп можно посетить. Мы обнаружили, что в этом месте был очень сильно сломан кирпич, он разрушался, было видно, что склеп пробивали в фундаменте как будто бы второпях. Сверху просто подложили доски, которые за сто лет сгнили, мы же укрепили вход железобетонными блоками. Тут же был обнаружен фундамент часовни, которая явно была построена позже. На это указывает деревянный порог при входе. Он был засыпан землей, не имел доступа к кислороду и видимо поэтому сохранился. По бокам от входа тоже были брусья, и было видно, что дверь открывалась наружу. Петель уже не было, но было два больших крюка, на которые скорее всего вешался замок. Но как дверь могла открываться наружу, если над порогом возвышается фундамент часовни? Поэтому мы и предполагаем, что часовня была построена позднее, дверь сняли, отказались уже от нее, построили часовню, в ней уже была своя дверь, а дверь в склеп стала не нужна".

Григорий Мансуров полагает, что решение похоронить Николая Чукмалдина вероятнее всего было принято в последний момент.

"Как делали склеп – это загадка. Было видно, что его не готовили заранее. Возможно, Чукмалдин в последние месяцы или годы жизни подумывал над своей кончиной, предполагал, где его похоронят, ведь он болел раком, пытался лечиться в Германии. Но в какой именно момент начали делать склеп, не совсем ясно. От даты смерти до даты погребения прошло две недели. То ли за эти две недели успели сделать склеп (что кажется очень сложным), то ли начали делать его заранее, но было видно, что изначально склеп там не планировался – стену у фундамента просто пробивали, а кирпичи ломали. И уже потом делали склеп из кирпича. Скорее всего, в храме разобрали пол, сверху выкопали яму, сделали кладку, выложили полукруглый свод, а потом засыпали обратно землей и уложили деревянный пол. К девяностым годам, когда в храме появилась мраморная плитка, вход в склеп уже полностью был завален землей. Только одна наша прихожанка помнит маленькую дырочку, в которую можно было залезть, но сама она в нее не заглядывала. В нулевые годы, уже при мне, все было засыпано и мы просто не знали про вход в склеп. Поэтому для нас это новость", – говорит он.

Склеп оказался пустым. Известно, что тело Николая Чукмалдина в 1930-е годы куда-то увезли, наверное, на сельское кладбище, но куда именно – никто не знает. Могила мецената не найдена до сих пор, видимо, она безвозвратно утеряна.

"Сейчас на этом кладбище уже никого не хоронят. Мы полагаем, что тело Чукмалдина положили в безымянную могилу, чтобы уже никто не мог ему навредить. В Тюмени живет человек, бабушка которого была репрессирована с семьей в советское время и отбывала ссылку в поселке Реполово под Ханты-Мансийском. Она была из рода Чукмалдиных и говорила: "А Николая Мартемьяновича мы похоронили на кладбище". Это ее воспоминания, такие сведения она нам оставила", – поясняет отец Григорий.

Погребение в склепе указывает на то, что люди почитали Чукмалдина. Идя в храм, местные жители сперва заходили поклониться Николаю Мартемьяновичу, а потом уже шли на службу. Купца уважали и ценили.

В книге мецената "Записки о моей жизни", изданной посмертно его другом Сергеем Шараповым, редактор-составитель описывал Чукмалдина так: "Такие типы в их чистом виде сравнительно редки. Но Чукмалдин в своем роде был единственный. Среди жизненной борьбы его почти не задела ни своя, ни людская злоба. У него не было врагов, его все любили, как безгранично доброго и умного человека, скромного до самозабвения, никогда никого не оскорбившего, никогда никому не отказавшего в помощи и нравственной поддержке. Это был в полном смысле слова праведник, хотя и без малейшего оттенка ханжества". Автор называл его "замечательным русским самородком".

Сам же купец утверждал, что добился успеха лишь потому что "Выигрывает и богатеет в торговле только тот, кто оказывает услугу обществу. Наивыгоднейший товар – доверие, а доверие дается только безупречной честности и торговому бескорыстию. Богатеет только изобретатель, пионер нового общеполезного дела. Все то, что добыто неправедно, посредством обмана, своекорыстия и зла, носит в самом себе смерть. Жизненно и прочно одно добро".

Николай Мартемьянович был похоронен в прозрачном гробу, украшенном восковыми цветами, его лицо было видно прихожанам. Существует версия, что тело не разрушалось даже спустя 20-30 лет.

"Я не хочу сказать, что Николай Мартемьянович был святой, или это его мощи святые, все-таки человек жил светской жизнью, имел разные житейские обстоятельства, некоторые нюансы в личной жизни. Но он сделал большое дело и в дни, когда храм освящался, был здесь похоронен. Пьедестал, на который его положили в склеп, сохранился лишь частично. Видимо, местным были нужны кирпичи – они сломали часовню, сломали половину колокольни, и у пьедестала кирпичи поломали, а там где кирпич был слишком твердый, оставили. Видно, что в склепе проводили ремонт. С самого начала его стены были кирпичными, а позднее, уже ближе к 1917 году, их улучшали и украшали при помощи цемента. В годы гражданской войны он как раз вошел в массовый обиход. На пьедестале тоже сделана цементная стяжка. Тело Чукмалдина лежало ногами на восток (так же принято хоронить), на крючке, который до сих пор торчит из стены, висела лампадка, рядом с ней скорее всего крепилась икона", – поясняет настоятель.

В кирпично-цементные стены в огромном количестве вбиты гвозди, хорошо сохранившиеся до наших дней. Григорий Мансуров долго ломал голову, зачем они здесь, пока одна бабушка не подсказала, что склеп для красоты могли обить тканью. Действительно, кусочки старого зеленого сукна и сегодня можно разглядеть возле шляпок. Нашлись при разборе и стеклышки от лампадки – когда-то красивая вещь оказалась разбита.

"Знаете, почему это событие примечательно для нашей церкви? В нем невольно напрашивается некая аналогия с гробом Иисуса Христа. Христос воскрес и его гроб оказался пуст. В Кулаково был похоронен простой человек Николай Чукмалдин, но в то же время не совсем простой, оставивший после себя литературные памятники, построивший этот храм. Его гроб тоже оказался пуст. Место погребения Иисуса сегодня является точкой притяжения христиан. Мы тоже собираемся превратить склеп Чукмалдина в мемориал. Когда он будет до конца обустроен, здесь появятся окна, двери, будет тепло. Сюда можно будет прийти, поразмышлять о вечном. Внутри повесим лампаду, поставим икону, в остальном же ничего менять не будем", – уточняет протоиерей.

Последние новости

Тюменские медики приняли участие в нейрохирургическом конгрессе в Турции

Врачи Федерального центра нейрохирургии в г. Тюмени приняли участие в нейрохирургическом конгрессе в Турции.

Врачи Областной клинической больницы № 2 предотвратили развитие онкологии у пациента из Калининграда

Медики Областной клинической больницы № 2 предотвратили развитие онкологии у жителя Калининграда.

Тюменское УФАС России приглашает на работу

Открытые вакансии: 1). Специалист 1 разряда отдела котроля за монополистической деятельностью Квалификация  – Юрист, Экономист; Характер работы  - постоянная; Режим работы  – с 9 00  - 18 00  ;

Card image

Тех, кто реже будет пользоваться услугами такси и чаще — общественным транспортом, может стать больше.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *